Оперативное мышление в ОРД


Оперативное мышление в ОРД
Разновидность практического мышления, осуществляемого непосредственно в процессе решения задач оперативно-розыскной деятельности. Его содержание составляет процесс идеального моделирования оперативно-розыскной ситуации, выбор и применение к элементам этой модели таких действий, которые позволяют оперативному сотруднику получать или создавать предпосылки и условия для получения необходимых результатов, в конечном счете – юридических фактов.

Ведомственными нормативными документами определено, что результатами ОРД являются фактические данные о признаках и обстоятельствах криминальных событий и причастных к ним лицах. Эти данные образуют идеальное представление результата, т.е. конечную оперативно-информационную модель конкретной тактической ситуации. Последняя, в свою очередь, также отражается в сознании оперативного сотрудника в виде оперативно-информационной модели. Задача состоит в выборе оптимального способа преобразования текущей модели ситуации в конечную, что осуществляется посредством специфических оперативно-розыскных - действий. Оперативное мышление – это способность и психологическое средство формирования оптимальных алгоритмов такого преобразования.

Характерно, что ОРД, являясь нормативно регламентированным видом деятельности, содержит ограниченный набор оперативно-розыскных мероприятий, которые могут быть применены к бесконечному разнообразию исходных тактических ситуаций. Данное обстоятельство предопределяет некоторую стандартизированнось построения оперативно - информационных моделей исходных тактических ситуаций. Последнее имеет оправдание в высокой степени напряженности ОРД, связанной с высокой плотностью поступающих на нее событий и высокой “стоимостью” их обработки в этой системе деятельности. За счет стандартизации достигается большая технологичность этого вида деятельности.

Творческий потенциал оперативного мышления в ОРД существенно возрастает когда оно сталкивается с более редкими, но и более значимыми событиями (например, с задачей раскрытия серийных убийств). Здесь в структуре оперативного мышления значительно повышается значение построения исходной оперативно-информационной модели ситуации так, чтобы максимально возможно сократить объем однотипных действий по получению фактических данных, но имеющих характер отрицательного результата ОРД (который, как известно, тоже результат). Задача может состоять в повышении розыскного потенциала элементов первичной ситуации, что потребует применения к ним иных, нестандартных действий (так называемых нетрадиционных методов ОРД), установления связей между элементами и построения, в итоге, нестандартной, неординарной оперативно-информационной модели ситуации. Это относится, например, к построению оперативно-розыскных версий на основе психологического портрета вероятного преступника. В некоторых случаях основная задача оперативного мышления может состоять в построении конечной оперативно-информационной модели ситуации, т.е. представления о требуемом результате ОРД с учетом его дальнейшего использования. Это задача определения конкретного содержания тех фактических данных, которые в последующем могут лечь в основу доказательств и послужить изобличению лица в преступной деятельности.

Кроме действий содержательными элементами оперативного мышления являются динамические модели (образы) людей как субъектов противоправных действий. Диапазон этих моделей весьма широк: от общих и смутных представлений о людях как субъектах преступного поведения и его механизмах до образов конкретных типов лиц и механизмах их поведения в конкретных обстоятельствах. Система динамических информационных моделей поведения личности в конкретных условиях является основой оперативного мышления сотрудников, специализирующихся по конкретным направлениям (линиям) борьбы с преступностью.

 Поскольку ОРД представляет собой весьма сложный вид деятельности, с организационной и тактической специализацией ее отдельных элементов и функций, оперативное мышление часто проявляется как групповое, а не только как индивидуальное.

 (Е.Г. Самовичев)


Энциклопедия юридической психологии. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. . 2003.